sims-new.my1.ru
Главная Форум Авторские работы TS4 Статьи Авторские работы TS3 Каталог файлов Правила
Приветствую Вас Гость Конкурс "Отрывок из книги" - Форум Регистрация Вход RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Архив - только для чтения
Форум » Всяко-разно » Архив » Конкурс "Отрывок из книги"
Конкурс "Отрывок из книги"
MoonFairyДата: Воскресенье, 10.06.2012, 02:38 | Сообщение # 1
VIP
Группа: Друзья
Сообщений: 2197
Награды: 1290
Статус: Offline


Награда за общительность. Награда завсегдатая форума. Второе место в конкурсе! Второе место!


Добрый день, дорогие форумчане. Если вы любите читать, и порой вас не оторвать от любимой книги, то этот конкурс специально для вас. У вас появится возможность проиллюстрировать с помощью The Sims 3 любой эпизод вашей любимой книги и поделиться им со всем форумом. Кто знает, может именно вы победите в этом конкурсе?!


Для участия в конкурсе вам нужно предоставить:
  • Скриншоты, отражающие выбранный вами отрывок из любого произведения
  • Отрывок, который вы иллюстрировали (надеюсь, вам не составит труда отыскать его в интернете, или, в крайнем случае, перепечатать из книги) . Не забывайте, что у отрывка должно быть логическое начало и логический конец. Внимание!!! Присылаемый отрывок должен быть не больше 1,5 листа вордовского документа при шрифте Times New Roman размером 11 пкс., и не меньше пол листа при шрифте Times New Roman размером 11 пкс. Отрывок должен быть из художественной литературы!

  • В конкурсе могут участвовать все зарегистрированные пользователи
  • Для конкурса можно предоставить не более трех и не менее одного скриншота.
  • Скриншоты не должены превышать по ширине 650 пкс. Если ваша работа больше, выкладывайте превью.
  • Один человек - одна работа
  • Скриншоты с отрывком следует добавлять в эту тему.
    Разрешено:
    • Использование фотошопа и\или других графических редакторов
    • Использовать любые дополнительные материалы для игры The Sims 3
    Запрещено:
    • Наличие в работе жестокости, грубости, оскорблений в чей либо адрес, сцен 18 +
    • Публиковать свою работу здесь на сайте (кроме темы с конкурсом), или на каком либо другом ресурсе, до окончания конкурса.
    • Не использовать в работе The Sims 3
    • Плагиат чужих работ
    • Реклама вашей работы, призывы голосовать за вашу работу.

  • Прием работ с 11.06.2012 по 25.06.2012
  • Голосование с 26.06.2012 по 28.06.2012
  • Итоги 29.06.2012

  • Первое место: голд на depositfiles на 24 часа, эксклюзивную статуэтка в игру, награду-медаль и подпись победителя
  • Второе место: голд на depositfiles на 6 часов, награда-медаль и подпись победителя
  • Третье место: голд на depositfiles на 2 часа,награда-медаль и подпись победителя
  • Все участники получают подпись активного пользователя сайта, + в репутацию и награду.
    Тема о BB-кодах Помощь: как вставить картинку в сообщение
    ! Если вы не проверенный пользователь, вставленная вами картинка будет отображаться кодом. Просто вставьте ссылку на картинку и текст в сообщение, и обратитесь к модератору (организатору конкурса) с просьбой поправить сообщение.
    Здесь выкладываем только конкурсные работы. Все обсуждения в этой теме
  •  
    ^deants^Дата: Среда, 13.06.2012, 14:44 | Сообщение # 2
    Профи-ветеран
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 287
    Награды: 56
    Статус: Offline


    Награда за общительность.

    Отрывок из книги:"Сквозняки.Первая миссия"
    Автор: Татьяна Леванова
    Жанр: Фентази
    Рассказ о девочке Маше. Поссорившись с родителями, девочка убежала в лес. Затем, осознав, что кроме родителей у неё больше никого нет, Маша решила пойти домой. В поисках дороги, девочка заметила маленький фургончик. Дверь отворилась и наружу показался маленький гном. При его виде, Маша упала в обморок.
    Проснувшись утром, она услышала странный голос:
    -Я Мистер Фаринго Векликолепный!-гном поднёс ей чашку горячего молока.
    -Ам...где я?!- спросила с удивлением девочка.
    -Скоро узнаешь, а пока поди в лес и умойся!
    Маша решила не спорить. Она вышла из фургончика, не спрашивая, где можно умыться — какая-то часть ее надеялась, что она по-прежнему находится в городском парке и сейчас, при свете дня, легко найдет дорогу. Однако едва она оказалась на улице, последние сомнения рассеялись. Стояло ослепительное солнечное утро. Полянку окружали такие огромные сосны, каких Маша в жизни не видела, а ведь она с родителями довольно часто бывала в лесу. Над обыкновенными цветами жужжали обыкновенные пчелы, правда, нежно-голубого цвета. Мимо деловито протопала семейка ежиков с тигровым окрасом. А самым удивительным было животное, впряженное в фургончик. Маша могла поклясться, что вчера его не заметила. Это был обычный кролик! Как же такое маленькое существо могло тянуть за собой этот дом на колёсах?!
    — Доброе утро, Маша! — сказал кролик теплым, густым, каким-то шоколадным голосом.

    — Если ты ищешь ручей, то он находится вон там.
    Он повел носом в сторону. Маша смущенно пробормотала:
    — Спасибо.
    Кролик принялся аккуратно и степенно щипать траву, отдавая предпочтение ярко-желтым головкам одуванчиков. Маша бы еще постояла рядом с ним, но пора было заняться собой, и она побрела в сторону ручья.
    Ручеек журчал, совершенно невидимый среди высоких трав, в обрамлении бледно-лиловых и желтых малюсеньких тюльпанов. Маша бы никогда не нашла его сама, так искусно он прятал свою водяную косичку. Она с радостью окунула в него руки — вода была холодной, подвижной и на ощупь как будто кудрявой, нежной-нежной. Девочка умыла лицо, руки, даже шею, так хороша была вода. Потом, забыв мамины предупреждения о том, что некипяченую воду пить нельзя, приникла к нему губами. И тут же вскочила, отплевываясь, — вода оказалась обжигающей, будто наперченной. Ручеек зажурчал громче, окружающие его желтые и лиловые головки тюльпанов взлетели — и вдруг оказалось, что это пышные юбки миниатюрных девушек.

    Их смех звучал как журчание ручейка.
    — Явилась тут, понимаешь!
    — Да ты кто такая?!
    — Умылась, глаза продрала!
    -- И решила еще и напиться!
    — И все без разрешения!
    — Без подарка!
    — Без поцелуя!
    — Без песенки!
    — Я что, должна была спеть? — оторопело спросила Маша, растирая рукой горевшие как в огне губы.
    — И не только! — возмущенно воскликнули девушки хором.
    — А вы кто? — заикнулась было Маша, но ее робкий вопрос заглушил гвалт возмущенных голосов:
    — Чему вас только родители учат!
    — Мы — хранительницы ручейка тюльпанов.
    — К нам с добром — и мы с добром.
    — Дающему — воздастся!
    — Жаль, я не знала. Я не местная, — повинилась Маша. — Уж простите. В нашем мире бы завести таких строгих хранительниц, никто не вопил бы сейчас об экологии.
    — Так ты сквозняк? — тихо спросила одна из девушек, остальные на нее зашикали.
    — Я из другого мира.
    — Чтоб тигровый ежик не чихал! Наконец-то сквозняк из другого мира. Может, теперь Мудреный задумается, — так же тихо сказала другая хранительница.
    — Это не наше дело, сестры, — властным тоном остановила ее подружка. — Сквозняк пришел к нашему ручью, не принеся дара. Как мы поступим?
    — Я не знала о вашем обычае. Но я готова принести дар. — Маша пошарила в своих карманах и задумалась.
    — Хоть бы у нее было что-нибудь сладкое! — нетерпеливо зашептала одна из девушек. — Ну хоть крошечка сахару! А то все золото тащат…
    — У тебя есть крошечка сахару?
    Маша улыбнулась и достала одну конфетку из рассыпавшегося пакетика. Леденец оказался клубничным.
    — Брось ее в ручей! — закричали девушки и захлопали в ладоши.
    Маша развернула леденец и бросила его в воду. Сначала ничего не происходило. Потом вода забурлила, показалась розовая пена, затем вода стала алой, как на закате, и в воздухе разлился дивный аромат спелой клубники.
    — Да струится отныне клубничный ручей! — радостно смеясь, пропели хранительницы и начали плавно опускаться в траву, превращаясь на сей раз в розовые и красные тюльпаны. Последняя задержалась и сказала Маше:

    - Кстати, ты можешь теперь попить. Твой дар принят. И впредь никогда не забывай попросить разрешения у хранителей стихий, больших и маленьких.
    Маша с опаской наклонилась к ручейку. Розовая пена пропала, вода выглядела совсем обычной, а ее чуть розоватый оттенок казался всего лишь отсветом от растущих рядом цветов. Запах клубники почти уже не чувствовался. Маша наклонилась, предусмотрительно поцеловала воду, осторожно отхлебнула. Вода как вода, холодная, очень свежая и чистая. С чуть заметным сладковатым клубничным привкусом, что правда, то правда, но все-таки обыкновенная вода.
    — На ней можно даже суп приготовить! — удивленно сказала Маша вслух и посмотрела на тюльпаны. Те притворились обыкновенными цветами. Маша уже без опаски стать липкой ополоснула лицо второй раз и, с сожалением оторвавшись от волшебного ручья, огляделась по сторонам. Она легко нашла глазами фургончик Фаринго Великолепного и пошла к нему. Не то чтобы Маше очень хотелось испытать на себе лекарство шарлатана от уставших ног, но одной ей было не выбраться из леса. В том, что она оказалась в параллельном мире или даже на другой планете, Маша больше не сомневалась.


    Сообщение отредактировал ^deants^ - Среда, 13.06.2012, 15:41
     
    YulyashaДата: Четверг, 14.06.2012, 01:51 | Сообщение # 3
    VIP
    Группа: Друзья
    Сообщений: 1832
    Награды: 947
    Статус: Offline


    Награда за общительность. Награда завсегдатая форума.

    Эпизод из тетралогии " Наследие"писателя Кристофера Паолини
    Книга вторая -"Эрагон. Возвращение."Жанр - Фентези.
    В Эпизоде:

    Эрагон Аргетлам ( "Серебрянная Ладонь")- молодой драконий всадник, главный герой тетралогии.
    Арья Свиткона - эльфийка, дочь королевы Иммилардис, посланница варденов, возлюбленная Эрагона.
    Сапфира - молодая дракониха, всадник - Эрагон.
    РАЗБИТОЕ СЕРДЦЕ









    Уезжаю на неопределенный срок! В ЛС не пишите - ответить не смогу.

    Сообщение отредактировал Yulyasha - Четверг, 14.06.2012, 01:53
     
    СимДата: Четверг, 14.06.2012, 13:33 | Сообщение # 4
    Эксперт
    Группа: Друзья
    Сообщений: 607
    Награды: 398
    Статус: Offline


    Награда за общительность.

    Отрывок из книги: "Впусти меня"
    Автор: Линдквист Йон

    Текст:
    *

    Хокан стряхнул сухие листья, и его взгляду предстал розовый свитер Эли, брошенный на грудь
    мужика. Листья зашуршали под ним, когда он опустился на каменные плиты и взглянул на тело.
    Голова выглядела странно. Он порылся в сумке, достал фонарик. Огляделся по сторонам,
    проверяя, не идет ли кто, и направил луч на лицо покойника. В свете фонаря
    оно казалось желтовато­белым, рот был приоткрыт, будто мужик собирался
    что-то сказать.
    Хокан сглотнул. Одна мысль, что его возлюбленная подпустила к себе
    этого незнакомца ближе, чем когда­либо подпускала его самого, вызывала в
    нем отвращение. Рука снова нащупала фляжку, чтобы выжечь внезапную
    горечь, но он остановился.
    Шея. Шею покойника ожерельем опоясывал широкий красный след. Хокан
    склонился над ним и разглядел рану от зубов Эли, там, где она пыталась
    добраться до артерии, Прикосновение ее губ к его шее, — но это ожерелье…
    Хокан выключил фонарь, сделал глубокий вдох и невольно откинулся
    назад. Кожа на шее убитого лопнула… оттого, что ему свернули голову. На сто
    восемьдесят градусов. Шейные позвонки были сломаны.
    Желание бежать отсюда, прочь от всего этого. За спиной — свод моста, под ним — холодный бетон.
    Слева и справа — аллея парка, где ходят люди, которые могут в любой момент вызвать полицию. А перед ним…
    Это всего лишь мертвец. Да. Но голова…
    Его беспокоило, что голова больше ни на чем не держится. Она могла
    запрокинуться назад или вообще оторваться, если он поднимет тело. Он
    съежился, уткнувшись лицом в колени. И это сделала его возлюбленная.
    Голыми руками.
    Представив себе хруст ломающейся шеи, он почувствовал, как к горлу
    подкатывает тошнота. Нет, он не может прикоснуться к этому телу. Он просто
    останется здесь сидеть. Как Белаква у подножия горы Чистилища,
    дожидаясь рассвета…




    Сообщение отредактировал Сим - Четверг, 14.06.2012, 13:36
     
    viktoriaДата: Четверг, 14.06.2012, 15:16 | Сообщение # 5
    Профи-ветеран
    Группа: Заблокированные
    Сообщений: 430
    Награды: 216
    Статус: Offline


    Награда за общительность.

    Отрывок из книги:Евгений Онегин
    Автор:А.С. Пушкин
    Жанр:Роман в стихах
    XXX.

    "Теперь сходитесь".
    Хладнокровно,
    Еще не целя, два врага
    Походкой твердой, тихо, ровно
    Четыре перешли шага,
    Четыре смертные ступени.
    Свой пистолет тогда Евгений,
    Не преставая наступать,
    Стал первый тихо подымать.
    Вот пять шагов еще ступили,
    И Ленский, жмуря левый глаз,
    Стал также целить - но как раз
    Онегин выстрелил... Пробили
    Часы урочные: поэт
    Роняет, молча, пистолет,


    XXXI.
    На грудь кладет тихонько руку
    И падает. Туманный взор
    Изображает смерть, не муку.
    Так медленно по скату гор,
    На солнце искрами блистая,
    Спадает глыба снеговая.
    Мгновенным холодом облит,
    Онегин к юноше спешит,
    Глядит, зовет его... напрасно:
    Его уж нет. Младой певец
    Нашел безвременный конец!
    Дохнула буря, цвет прекрасный
    Увял на утренней заре,
    Потух огонь на алтаре!..



    XXXII.
    Недвижим он лежал, и странен
    Был томный вид его чела.
    Под грудь он был навылет ранен;
    Дымясь, из раны кровь текла.
    Тому назад одно мгновенье
    В сем сердце билось вдохновенье,
    Вражда, надежда и любовь,
    Играла жизнь, кипела кровь:
    Теперь, как в доме опустелом,
    Всё в нем и тихо и темно;
    Замолкло навсегда оно.
    Закрыты ставни, окны мелом
    Забелены. Хозяйки нет.
    А где, бог весть. Пропал и след.
     
    Neka-mewДата: Пятница, 15.06.2012, 10:21 | Сообщение # 6
    VIP
    Группа: Друзья
    Сообщений: 6600
    Награды: 2386
    Статус: Offline


    За сайт Консультант Награда за общительность. Награда завсегдатая форума. Награда опытного комментатора.

    Отрывок из книги: "Хроники Нарнии"
    Книга 2: "Лев,колдунья и платяной шкаф"
    Автор: Клайв Стейплз Льюис
    Жанр: Фентези

    Глава 1 - Люси заглядывает в платяной шкаф

    <…> Так вот и начались их приключения. Дом был огромный — казалось, ему не будет конца — и в нем было полно самых необыкновенных уголков. Вначале двери, которые они приоткрывали, вели, как и следовало ожидать, в пустые спальни для гостей. Но вскоре ребята попали в длинную предлинную комнату, увешанную картинами, где стояли рыцарские доспехи: за ней шла комната с зелеными портьерами, в углу которой они увидели арфу. Потом, спустившись на три ступеньки и поднявшись на пять, они очутились в небольшом зале с дверью на балкон; за залом шла анфилада комнат, все стены которых были уставлены шкафами с книгами — это были очень старые книги в тяжелых кожаных переплетах. А потом ребята заглянули в комнату, где стоял большой платяной шкаф. Вы, конечно, видели такие платяные шкафы с зеркальными дверцами. Больше в комнате ничего не было кроме высохшей синей мухи на подоконнике.
    — Пусто, — сказал Питер, и они друг за другом вышли из комнаты… все, кроме Люси. Она решила попробовать, не откроется ли дверца шкафа, хотя была уверена, что он заперт. К ее удивлению, дверца сразу же распахнулась и оттуда выпали два шарика нафталина.
    Люси заглянула внутрь. Там висело несколько длинных меховых шуб. Больше всего на свете Люси любила гладить мех. Она тут же влезла в шкаф и принялась тереться о мех лицом; дверцу она, конечно, оставила открытой — ведь она знала; нет ничего глупей, чем запереть самого себя в шкафу, Люси забралась поглубже и увидела, что за первым рядом шуб висит второй. В шкафу было темно, и, боясь удариться носом о заднюю стенку, она вытянула перед собой руки. Девочка сделала шаг, еще один и еще. Она ждала, что вот вот упрется кончиками пальцев в деревянную стенку, но пальцы по прежнему уходили в пустоту.
    «Ну и огромный шкафище! — подумала Люси, раздвигая пушистые шубы и пробираясь все дальше и дальше. Тут под ногой у нее что то хрустнуло. — Интересно, что это такое? — подумала она. — Еще один нафталиновый шарик?» Люси нагнулась и принялась шарить рукой. Но вместо гладкого гладкого деревянного пола рука ее коснулась чего то мягкого, рассыпающегося и очень очень холодного.
    — Как странно, — сказала она и сделала еще два шага вперед.
    В следующую секунду она почувствовала, что ее лицо и руки упираются не в мягкие складки меха, а во что то твердое, шершавое и даже колючее.
    — Прямо как ветки дерева! — воскликнула Люси. И тут она заметила впереди свет, но не там, где должна была быть стенка шкафа, а далеко далеко. Сверху падало что то мягкое и холодное. Еще через мгновение она увидела, что стоит посреди леса, под ногами у нее снег, с ночного неба падают снежные хлопья.
    Люси немного испугалась, но любопытство оказалось сильнее, чем страх. Она оглянулась через плечо: позади между темными стволами деревьев видна была раскрытая дверца шкафа и сквозь нее — комната, из которой она попала сюда (вы, конечно, помните, что Люси нарочно оставила дверцу открытой). Там, за шкафом, по прежнему был день.




    «Я всегда смогу вернуться, если что нибудь пойдет не так», — подумала Люси и двинулась вперед. «Хруп, хруп», — хрустел снег под ее ногами. Минут через десять она подошла к тому месту, откуда исходил свет. Перед ней был… фонарный столб. Люси вытаращила глаза. Почему посреди леса стоит фонарь?



    И что ей делать дальше? И тут она услышала легкое поскрипывание шагов. Шаги приближались. Прошло несколько секунд, из за деревьев показалось и вступило в круг света от фонаря очень странное существо.
    Ростом оно было чуть повыше Люси и держало над головой зонтик, белый от снега. Верхняя часть его тела была человеческой, а ноги, покрытые черной блестящей шерстью, были козлиные, с копытцами внизу. У него был также хвост, но Люси сперва этого не заметила, потому что хвост был аккуратно перекинут через руку — ту, в которой это существо держало зонт, — чтобы хвост не волочился по снегу. Вокруг шеи был обмотан толстый красный шарф, под цвет красноватой кожи. У него было странное, но очень славное личико с короткой острой бородкой и кудрявые волосы. По обе стороны лба из волос выглядывали рожки. В одной руке, как я уже сказал, оно держало зонтик, в другой — несло несколько пакетов, завернутых в оберточную бумагу. Пакеты, снег кругом — казалось, оно идет из магазина с рождественскими покупками. Это был фавн. При виде Люси он вздрогнул от неожиданности. Все пакеты попадали на землю.
    — Батюшки! — воскликнул фавн.




    Мастерская TS3|Арт|Сериал "Снимая маску..." (30.11.14)
    Мастерская TS4


    Сообщение отредактировал Neka-mew - Пятница, 15.06.2012, 10:51
     
    ReivenДата: Понедельник, 18.06.2012, 19:34 | Сообщение # 7
    Любитель
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 28
    Награды: 11
    Статус: Offline



    М.А.Булгаков "Мастер и Маргарита"
    Часть вторая
    Глава 19
    Маргарита
    За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык!
    За мной, мой читатель, и только за мной, и я покажу тебе такую любовь!
    Нет! Мастер ошибался, когда с горечью говорил Иванушке в больнице в тот час, когда ночь переваливалась через полночь, что она позабыла его. Этого быть не могло. Она его, конечно, не забыла.
    Прежде всего откроем тайну, которой мастер не пожелал открыть Иванушке. Возлюбленную его звали Маргаритой Николаевной. Все, что мастер говорил о ней бедному поэту, было сущей правдой. Он описал свою возлюбленную верно. Она была красива и умна. К этому надо добавить еще одно — с уверенностью можно сказать, что многие женщины все, что угодно, отдали бы за то, чтобы променять свою жизнь на жизнь Маргариты Николаевны. Бездетная тридцатилетняя Маргарита была женою очень крупного специалиста, к тому же сделавшего важнейшее открытие государственного значения. Муж ее был молод, красив, добр, честен и обожал свою жену. Маргарита Николаевна со своим мужем вдвоем занимали весь верх прекрасного особняка в саду в одном из переулков близ Арбата. Очаровательное место! Всякий может в этом убедиться, если пожелает направиться в этот сад. Пусть обратится ко мне, я скажу ему адрес, укажу дорогу — особняк цел еще до сих пор.
    Маргарита Николаевна не нуждалась в деньгах. Маргарита Николаевна могла купить все, что ей понравится. Среди знакомых ее мужа попадались интересные люди. Маргарита Николаевна никогда не прикасалась к примусу. Маргарита Николаевна не знала ужасов житья в совместной квартире. Словом... она была счастлива? Ни одной минуты! С тех пор, как девятнадцатилетней она вышла замуж и попала в особняк, она не знала счастья. Боги, боги мои! Что же нужно было этой женщине?! Что нужно было этой женщине, в глазах которой всегда горел какой-то непонятный огонечек! Что нужно было этой чуть косящей на один глаз ведьме, украсившей себя тогда весною мимозами? Не знаю. Мне неизвестно. Очевидно, она говорила правду, ей нужен был он, мастер, а вовсе не готический особняк, и не отдельный сад, и не деньги. Она любила его, она говорила правду.
    Даже у меня, правдивого повествователя, но постороннего человека, сжимается сердце при мысли о том, что испытала Маргарита, когда пришла на другой день в домик мастера, по счастью, не успев переговорить с мужем, который не вернулся в назначенный срок, и узнала, что мастера уже нет. Она сделала все, чтобы разузнать что-нибудь о нем, и, конечно, не разузнала ровно ничего. Тогда она вернулась в особняк и зажила на прежнем месте.
    Но лишь только исчез грязный снег с тротуаров и мостовых, лишь только потянуло в форточки гниловатым беспокойным ветром весны, Маргарита Николаевна затосковала пуще, чем зимой. Она плакала часто втайне долгим и горьким плачем. Она не знала, кого она любит: живого или мертвого? И чем дальше шли отчаянные дни, тем чаще, и в особенности в сумерки, ей приходила мысль о том, что она связана с мертвым.
    Нужно было или забыть его, или самой умереть. Ведь нельзя же влачить такую жизнь. Нельзя! Забыть его, чего бы ни стоило — забыть! Но он не забывается, вот горе в чем.
    — Да, да, да, такая же самая ошибка! — говорила Маргарита зимою, сидя у печки и глядя в огонь, зажженный в память того огня, что горел тогда, когда он писал Понтия Пилата. — Зачем я тогда ночью ушла от него? Зачем? Ведь это же безумие! Я вернулась на другой день, честно, как обещала, но было уже поздно. Да, я вернулась, как несчастный Левий Матвей, слишком поздно!
    Все эти слова были, конечно, нелепы, потому что, в самом деле: что изменилось бы, если бы она в ту ночь осталась у мастера? Разве она спасла бы его? «Смешно!» — воскликнули бы мы, но мы этого не сделаем перед доведенной до отчаяния женщиной.
    В тот самый день, когда происходила всякая нелепая кутерьма, вызванная появлением черного мага в Москве, в пятницу, когда был изгнан обратно в Киев дядя Берлиоза, когда арестовали бухгалтера и произошло еще множество других глупейших и непонятных вещей, Маргарита проснулась около полудня в своей спальне, выходящей фонарем в башню особняка.
    Проснувшись, Маргарита не заплакала, как это бывало часто, потому что проснулась с предчувствием, что сегодня наконец что-то произойдет. Ощутив это предчувствие, она стала его подогревать и растить в своей душе, опасаясь, чтобы оно ее не покинуло.



    Уехала!Вернусь 14-го июля


    Сообщение отредактировал Reiven - Понедельник, 18.06.2012, 19:35
     
    GoldDreamДата: Среда, 20.06.2012, 05:48 | Сообщение # 8
    ▨ Координатор ▨
    Группа: Друзья
    Сообщений: 2606
    Награды: 1334
    Статус: Offline


    Награда за общительность. Награда завсегдатая форума. Третье место!

    Отрывок из книги: "Тарас Бульба"
    Автор: Н.В. Гоголь
    Жанр: Повесть






    Сообщение отредактировал GoldDream - Среда, 20.06.2012, 05:49
     
    PsychoДата: Среда, 20.06.2012, 20:29 | Сообщение # 9
    Эксперт
    Группа: Друзья
    Сообщений: 779
    Награды: 499
    Статус: Offline


    Награда за общительность.

    Харуки Мураками
    Сборник "Сжечь сарай"
    "Слепая Ива и Спящая Девушка"





    Сообщение отредактировал Psycho - Среда, 20.06.2012, 20:39
     
    МинипуткаДата: Пятница, 22.06.2012, 05:16 | Сообщение # 10
    Начинающий
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 3
    Награды: 4
    Статус: Offline



    Василий Шукшин. "Солнце,старик и девушка"


    На другой вечер старик и девушка опять сидели на берегу, у коряги. Девушка торопливо рисовала, а старик смотрел на солнце и рассказывал:
    - Жили мы всегда справно, грех жаловаться. Я плотничал, работы всегда хватало. И сыны у меня все плотники. Побило их на войне много - четырех. Два осталось. Ну, вот с одним-то я теперь и живу, со Степаном. А Ванька в городе живет, в Бийске. Прорабом на новостройке. Пишет; ничего, справно живут. Приезжали сюда, гостили. Внуков у меня много, любют меня. По городам все теперь...
    Девушка рисовала руки старика, торопилась, нервничала, часто стирала.

    - Трудно было жить? - невпопад спрашивала она.
    - Чего ж трудно? - удивлялся старик. - Я ж тебе рассказываю: хорошо жили.
    - Сыновей жалко?
    - А как же? - опять удивлялся старик. - Четырех таких положить - шутка нешто?
    Девушка не понимала: то ли ей жаль старика, то ли она больше удивлена его странным спокойствием и умиротворенностью. А солнце опять садилось за горы. Опять тихо горела заря.
    - Ненастье завтра будет, - сказал старик.
    Девушка посмотрела на ясное небо:
    - Почему?
    - Ломает меня всего.
    - А небо совсем чистое.
    Старик промолчал.
    - Вы придете завтра, дедушка?
    - Не знаю, - не сразу откликнулся старик. - Ломает чего-то всего,
    - Дедушка, как у вас называется вот такой камень? - Девушка вынула из кармана жакета белый, с золотистым отливом камешек.
    - Какой? - спросил старик, продолжая смотреть на горы.
    Девушка протянула ему камень. Старик, не поворачиваясь, подставил ладонь.
    - Такой? - спросил он, мельком глянув на камешек, и повертел его в сухих, скрюченных пальцах. - Кремешок это. Это в войну, когда серянок не было, огонь из него добывали.
    Девушку поразила странная догадка: ей показалось, что старик слепой. Она не нашлась сразу, о чем говорить, молчала, смотрела сбоку на старика. А он смотрел туда, где село солнце. Спокойно, задумчиво смотрел.
    - На... камешек-то, - сказал он и протянул девушке камень. - Они еще не такие бывают. Бывают: весь белый, аж просвечивает, а снутри какие-то пятнушки. А бывают: яичко и яичко - не отличишь. Бывают: на сорочье яичко похож - с крапинками по бокам, а бывают, как у скворцов, - синенькие, тоже с рябинкой с такой.
    Девушка все смотрела на старика. Не решалась спросить: правда ли, что он слепой.
    - Вы где живете, дедушка?
    - А тут не шибко далеко. Это Ивана Колокольникова дом, - старик показал дом на берегу, - дальше - Бедаревы, потом - Волокитины, потом - Зиновьевы, а там уж, в переулочке, - наш. Заходи, если чего надо. Внуки-то были, дак у нас шибко весело было.
    - Спасибо.
    - Я пошел. Ломает меня.
    Старик поднялся и пошел тропинкой в гору. Девушка смотрела вслед ему до тех пор, пока он не свернул в переулок. Ни разу старик не споткнулся, ни разу не замешкался. Шел медленно и смотрел под ноги. "Нет, не слепой, - поняла девушка. - Просто слабое зрение". На другой день старик не пришел на берег. Девушка сидела одна, думала о старике, Что-то было в его жизни, такой простой, такой обычной, что-то непростое, что-то большое, значительное. "Солнце - оно тоже просто встает и просто заходит, - думала девушка. - А разве это просто!" И она пристально посмотрела на свои рисунки. Ей было грустно. Не пришел старик и на третий день и на четвертый. Девушка пошла искать его дом. Нашла. В ограде большого пятистенного дома под железной крышей, в углу, под навесом, рослый мужик лет пятидесяти обстругивал на верстаке сосновую доску.
    - Здравствуйте, - сказала девушка.
    Мужик выпрямился, посмотрел на девушку, провел большим пальцем по
    вспотевшему лбу, кивнул:
    - Здорово.
    - Скажите, пожалуйста, здесь живет дедушка...
    Мужик внимательно и как-то странно посмотрел на девушку. Та замолчала.
    - Жил, - сказал мужик. - Вот домовину ему делаю.
    Девушка приоткрыла рот:
    - Он умер, да?
    - Помер. - Мужик опять склонился к доске, шаркнул пару раз рубанком, потом посмотрел на девушку. - А тебе чего надо было?
    - Так... я рисовала его,
    - А-а. - Мужик резко зашаркал рубанком.
    - Скажите, он слепой был? - спросила девушка после долгого молчания.
    - Слепой.
    - И давно?
    - Лет десять уж. А что?
    - Так...
    Девушка пошла из ограды. На улице прислонилась к плетню и заплакала. Ей было жалко дедушку. И жалко было, что она никак не сумела рассказать о нем. Но она чувствовала сейчас какой-то более глубокий смысл и тайну человеческой жизни и подвига и, сама об этом, не догадываясь, становилась немного взрослей.


    - Заправляешься с утра гамбургером?
    - Я продал душу. Мне остался год. Проблемы ожирения меня не волнуют.
    [img]http://i2.imageban.ru/out/2012/06/29/35f418e3d7ae5bdd0ee9a95507078fac.gif[/img]
     
    ToRi)Дата: Пятница, 22.06.2012, 15:36 | Сообщение # 11
    Эксперт
    Группа: Друзья
    Сообщений: 552
    Награды: 534
    Статус: Offline


    Награда за общительность.

    Лев Николаевич Толстой

    Анна Каренина


    ***Мне отмщение, и аз воздам***


    Подходил товарный поезд.Платформа затряслась, и ей показалось, что она едет опять. И вдруг, вспомнив о раздавленном человеке в день ее первой встречи с
    Вронским, она поняла, что ей надо делать. Быстрым, легким шагом спустившись по ступенькам, которые шли от водокачки к рельсам, она остановилась подле
    вплоть мимо ее проходящего поезда. Она смотрела на низ вагонов, на винты и цепи и на высокие чугунные колеса медленно катившегося первого вагона и
    глазомером старалась определить середину между передними и задними колесами и ту минуту, когда середина эта будет против нее.
    "Туда!- говорила она себе, глядя в тень вагона, на смешанный с углем песок, которым были засыпаны шпалы, - туда, на самую середину, и я накажу
    его и избавлюсь от всех и от себя".
    Она хотела упасть под поравнявшийся с ней серединою первый вагон.Но красный мешочек, который она стала снимать с руки, задержал ее, и было уже
    поздно: середина миновала ее. Надо было ждать следующего вагона.


    Чувство,подобное тому, которое она испытывала, когда, купаясь, готовилась войти в воду, охватило ее, и она перекрестилась.
    Привычный жест крестного знамения вызвал в душе ее целый ряд девичьих и детских воспоминаний, и вдруг мрак,покрывавший для нее все, разорвался, и жизнь предстала ей на мгновение со
    всеми ее светлыми прошедшими радостями. Но она не спускала глаз с колес подходящего второго вагона. И ровно в ту минуту, как середина между колесами
    поравнялась с нею, она откинула красный мешочек и, вжав в плечи голову,упала под вагон на руки и легким движением, как бы готовясь тотчас же
    встать, опустилась на колена. И в то же мгновение она ужаснулась тому, что делала. "Где я? Что я делаю? Зачем?" Она хотела подняться,откинуться; но
    что-то огромное, неумолимое толкнуло ее в голову и потащило за спину.


    "Господи, прости мне все!" - проговорила она, чувствуя невозможность борьбы.
    Мужичок, приговаривая что-то, работал над железом. И свеча, при которой она читала исполненную тревог, обманов, горя и зла книгу, вспыхнула более ярким,
    чем когда-нибудь, светом, осветила ей все то, что прежде было во мраке, затрещала, стала меркнуть и навсегда потухла.



    Я единственная фея, у которой вместо волшебной палочки-крабовая))))
     
    Катарина-GloryДата: Суббота, 23.06.2012, 00:16 | Сообщение # 12
    Профи
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 169
    Награды: 131
    Статус: Offline



    Терри Гудкайн
    "Первое правило волшебника"


    — Зедд, друг мой, нам нужна твоя помощь, чтобы остановить Даркена Рала.
    — Знаю. Ты хочешь, чтобы я разыскал Великого Волшебника.
    — В этом нет необходимости. Я его уже нашел. — Ричард ощутил вопрошающий взгляд Кэлен, но продолжал в упор смотреть на учителя. — Великий Волшебник — ты.
    ***
    — Еще никогда я не гордился тобой так, как сейчас. — В его взгляде читалось все, что он не мог передать словами. — Ты отлично справился с задачей.
    Зедд встал и обошел вокруг стола. Ричард поднялся ему навстречу, и они крепко обнялись.
    — И еще. Мне никогда не было так грустно.



    Великий Волшебник снова сжал Ричарда в объятиях.
    — Садись. Я скоро вернусь. У меня для тебя кое-что припасено. Подождите меня здесь, друзья.
    Зедд прибрал со стола и понес тарелки в дом. Кэлен встревоженно смотрела ему вслед. Ричард думал, что она будет счастлива найти Волшебника, но в глазах ее не было радости — в них таился испуг. Все произошло совсем не так, как он хотел.
    Зедд вышел из дома. В руках он держал непонятный предмет продолговатой формы. Всмотревшись повнимательнее, Ричард понял, что это меч. Кэлен в ужасе бросилась навстречу Волшебнику. Она схватила его за полу и отчаянно взмолилась:
    — Зедд, не надо! Не делай этого!
    — Это не мой выбор, Кэлен.
    — Пожалуйста, прошу тебя, Зедд! Не надо! Выбери другого, не его!..



    — Кэлен, — прервал ее старик, — я предупреждал! Вспомни, что я говорил тебе: он выберет себя сам. Если я назову другого, не настоящего, мы погибли. Ты знаешь другой выход? Назови его!
    Он мягко отстранил Кэлен, подошел к столу и, остановившись напротив Ричарда, бросил меч прямо перед ним. Ричард вздрогнул. Взгляд его скользнул по оружию и обратился к суровому лицу Зедда.
    — Меч принадлежит тебе, — произнес Великий Волшебник.
    Кэлен отвернулась.
    Ричард опустил взгляд на меч. Серебряные ножны, украшенные волнообразным орнаментом, блестели на солнце. Стальные гарды агрессивно выгибались вперед. Эфес тонким кружевом оплетала серебряная филигрань. На рукояти по обе стороны шла надпись золотой нитью: ИСТИНА.
    «Наверное, меч какого-нибудь короля», — подумал Ричард. Он никогда не видел столь совершенного оружия.
    Он медленно поднялся со скамьи. Зедд взялся за ножны и рукоятью вперед протянул меч Ричарду.
    — Обнажи его!
    Влекомый неведомой силой, Ричард взялся за рукоять, потянул и легко высвободил меч из ножен. Клинок издал необыкновенно чистый, протяжный металлический звон. Ничего подобного Ричарду слышать не доводилось. Он сжимал рукоять, ощущая все ее выпуклости, извивы и неровности, и чувствовал, как слово ИСТИНА четко отпечатывается на его стиснутых пальцах и на ладони. Золотая проволока все глубже вдавливалась в кожу, и это причиняло ему боль. Но он знал, неведомо откуда, что все именно так, как должно быть. Меч лежал в его руке, словно влитой. Ричарда охватило странное чувство — будто какая-то, доселе не завершенная, часть его личности обрела в этот миг свои черты.
    В самой глубине души зашевелился гнев. Он пробудился к жизни и в поисках выхода начал подниматься вверх. Внезапно Ричард ясно ощутил клык, висевший на груди.
    Нараставшая в нем ярость разбудила дремавшую в мече таинственную силу, и сила эта побежала из клинка прямо ему в жилы, прямо в закипающую кровь. До этой минуты ему казалось, что он хозяин своих душевных порывов.
    Теперь он словно наблюдал, как в зеркале оживает его двойник и, подобно ужасному призраку, шагает вперед сквозь тусклое стекло. Сила меча питалась его яростью. Два смерча-близнеца кружились вокруг него, и Ричард чувствовал себя беспомощным наблюдателем, которого захватила и потащила за собой стихия. Происходящее одновременно и пугало, и завораживало. Он и желал этого, и словно подвергался насилию. Гнев, внушавший ужас самому Ричарду, мучительно рвался из груди. Потом на сердце снизошло волшебное, чарующее чувство освобождения, и гнев выплеснулся наружу. Ричард из последних сил попытался подчинить себе охватившую его ярость. Он находился на грани паники, на грани безумия.
    Зеддикус Зул Зорандер запрокинул голову и распростер руки.
    — Да внемлите моим словам живые и мертвые! Искатель назван! — провозгласил Великий Волшебник.
    Земля сотряслась от страшного громового удара. Кэлен опустилась перед Ричардом на колени, отвела руки за спину, склонила голову и произнесла слова присяги:
    — Клянусь отдать жизнь в защиту Искателя!
    Зедд преклонил колени рядом с ней.
    — Клянусь отдать жизнь в защиту Искателя.



    Ричард стоял, сжимая в руке Меч Истины, зачарованно глядя перед собой широко распахнутыми глазами.
    — Зедд, — прошептал он, — во имя всего святого, что такое «Искатель»?


    Моя средневековая мастерская
     
    WhirligigДата: Воскресенье, 24.06.2012, 00:47 | Сообщение # 13
    Местный
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 73
    Награды: 29
    Статус: Offline



    Джоанн Харрис
    "ШОКОЛАД"

    Эпизод первый. Знакомство с кюре Франсис Рейно.



    В городской лавке мы купили краску, кисточки, малярные валики, мыло и ведра. Уборку начали с верхних помещений, постепенно продвигаясь вниз, мылили пол, то и дело окатывая водой узкую закопченную лестницу, так что обе вымокли насквозь по нескольку раз. В самый разгар уборки звякнул дверной колокольчик. С щеткой и мылом в руках, я подняла голову и увидела рослую фигуру священника.
    А я то все спрашивала себя, когда же он решит нанести нам визит.
    С минуту он рассматривает нас. Улыбается. Настороженной улыбкой, благожелательной, хозяйской. Так владелец поместья приветствует незваных гостей. Я чувствую, что его очень смущает мой внешний вид — мокрый грязный комбинезон, волосы, подвязанные красным шарфом, голые ступни в хлюпающих сандалиях.
    — Доброе утро! Франсис Рейно, — представляется он, предусмотрительно делая шаг в сторону. — Кюре местного прихода.
    Я рассмеялась. Не сумела сдержаться.
    — А, вон оно что, — язвительно говорю я. — Я думала, вы персонаж карнавального шествия.
    Он смеется из вежливости. Хе, хе, хе.
    — Вианн Роше. А та бомбардирша сзади — моя дочь Анук.
    Взрывы мыльных пузырей. Анук сражается с Пантуфлем на лестнице.
    — Полагаю, вы были очень заняты сегодня утром. — Опять принужденно улыбается.
    — Да, нам и впрямь надо как можно скорее навести здесь порядок. А работы уйма — враз не переделаешь! Но нас в любом случае не было бы сегодня в церкви, monsieur le cure. Мы не ходим в церковь. — Это было сказано из добрых побуждений, — чтобы сразу дать ему понять, на чем мы стоим, успокоить его. Но он переменился в лице, вздрогнул, будто я его оскорбила.
    — Понятно.
    — Но я очень признательна вам за радушный прием, — бодро продолжаю я. — Надеюсь, с вашей помощью мы даже обзаведемся здесь друзьями.
    — Сделаю все, что в моих силах.

    Эпизод второй. Знакомство с местными женщинами.



    Наконец они пришли. Сразу целой компанией. Несколько женщин, среди них Каролина Клэрмон — жена Жоржа Клэрмона, смастерившего вывеску для моего магазина. Шедшая в хвосте группы, осталась на улице. Я узнала в ней женщину в клетчатом плаще. Посетительницы жадно рассматривают все, хихикают, мнутся, восторженно охают, словно шкодливые школьницы.
    — И вы все это сама делаете? — спрашивает Сесиль, хозяйка аптеки на центральной улице.
    — Придется воздержаться, — говорит Каролина, полная блондинка в пальто с меховым воротником. — Как никак Великий пост.
    — Я никому не скажу, — обещаю я. Потом, бросив взгляд на женщину в клетчатом плаще, все еще стоящую у витрины, интересуюсь: — А ваша приятельница почему не заходит?
    — Она вовсе не с нами, — отвечает Жолин Дру, женщина с заостренными чертами лица; она преподает в местной школе. — Это Жозефина Мускат, — добавляет она, мельком глянув на квадратное лицо за стеклом витрины. В ее голосе сквозит презрительная жалость. — Вряд ли она войдет.

    Эпизод третий. Знакомство с Армандой Ваузен.



    Анук, в красном шерстяном пальто и шапке, носилась по камням. Мой красный плащ накидка развевается за плечами, словно крылья, волосы струятся за спиной, как хвост кометы в клочковатом синем небе. Я замечаю щуплую старушку, с любопытством наблюдающую за мной из за угла дома. Черная юбка, черный плащ, заплетенные в косу седые волосы уложены на голове в аккуратный сложный узел, глаза внимательные и черные, как у птицы. Я киваю ей.
    — Ты — хозяйка chocolaterie, — говорит она. Несмотря на возраст — по моей оценке, ей лет восемьдесят, если не больше — голос у нее звучный; в нем явственно слышатся резкие интонации, присущие уроженцам юга.
    — Да, верно. — Я представилась.
    — Арманда Вуазен, — назвалась старушка. — А вон мой дом. — Она кивком показала на один из домиков у реки — более опрятный, чем остальные, со свежей побелкой и алой геранью в ящичках за окнами. Потом улыбнулась, отчего ее розовое, как у куклы, личико, собралось в миллионы морщинок, и сказала: — Я видела твой магазин. Симпатичный. Это ты молодец, постаралась. Только он не про нас, местных. Чересчур броский. — В ее тоне не было неодобрения — только чуть ироничная обреченность. — Я слышала, наш т' sieur le cure уже ополчился против тебя, — язвительно добавила она. — Полагаю, он считает, что шоколадной не подобает стоять на его площади. — Она вновь бросила на меня подтрунивающий, насмешливый взгляд.
    — Я просто торгую шоколадом, — с улыбкой сказала я.
    Арманда Вуазен насмешливо фыркнула.
    — Да ты, я вижу, и впрямь решила, будто я только вчера родилась.
    — В самом деле, мадам Вуазен…
    — Зови меня Армандой. — Черные глаза заискрились смехом. — Так я чувствую себя моложе. Как теперь вы себя называете?
    — Вианн Роше. — Я улыбнулась. — А это — Анук. Приходите как нибудь в «Миндаль». Я знаю, кто какие лакомства любит. И вас угощу вашими любимыми. Получите большую коробку.
    Арманда рассмеялась.
    — О, шоколад мне нельзя. Каро и этот врач недоумок запрещают. Как, впрочем, и все остальное, что доставляет мне удовольствие, — иронично добавила она. — Сначала запретили курить, потом пить, теперь это… Бог знает, наверно, еще надо бы перестать дышать, тогда, глядишь, буду жить вечно. — Она хохотнула, но как то устало, и схватилась за грудь. Мне стало жутко: я почему то сразу вспомнила Жозефину Мускат. — Я их не виню, — продолжала Арманда. — Они так живут. Пытаются защититься от всего. От жизни. От смерти.
    Она улыбнулась, и выражением лица, несмотря на морщины, вдруг стала похожа на проказливого сорванца.
    — Пожалуй, я зайду к тебе в любом случае, — сказала она. — Хотя бы для того, чтобы досадить кюре.




    "Если вы измеряете свой успех мерой чужих похвал и порицаний, ваша тревога будет бесконечной" ©Лао-Цзы
     
    АстраИваДата: Воскресенье, 24.06.2012, 20:15 | Сообщение # 14
    Профи
    Группа: Друзья
    Сообщений: 176
    Награды: 113
    Статус: Offline



    Отрывок из книги: "ХОББИТ, или ТУДА И ОБРАТНО"
    Автор: Джон Рональд Руэл Толкин
    Перевод с английского Кирилла Королева, стихи в переводе Владимира Тихомирова
    На каменистом островке посреди озера, широкого, глубокого и холоднющего, жил старый Голлум, маленький и скользкий, как рыба. Не знаю, кто он такой и откуда взялся. Просто Голлум — черный, как ночь, и только на изможденном лице светились большие глаза навыкате. У него была лодка, в которой он плавал по озеру, загребая вместо весел лапами. Он прекрасно видел в темноте и потому ловил рыбу не на удочку, а руками — ловко выхватывал ее из воды своими длинными пальцами. Мясом он тоже не брезговал и охотно поедал гоблинов, которые иногда забредали к озеру (а на озеро это они наткнулись случайно, копая очередной ход); но далеко от воды Голлум не отходил, чтобы не попасться. Гоблины же словно чуяли, что озеро таит в себе угрозу, и старались туда не ходить — если, конечно, не пошлет кого Верховный Гоблин, которому вдруг приспичит поесть свежей рыбки. Но в этом деле обычно его поджидало разочарование — ни тебе рыбы, ни даже нерадивого добытчика, на котором можно было бы сорвать гнев.


    Голлум уже давно заметил Бильбо, углядел его своими глазами-плошками и долго гадал, что это за коротышка. Вроде не гном, да и на гоблина совсем не похож. В конце концов он забрался в лодку и направил ее к берегу.
    Бильбо между тем сел и задумался. Вдруг из темноты донесся шепот:
    — Как нам повезло, моя прелесссть! Вот и обед, вкуссный обед, голлум! — На последнем слове в горле у Голлума ужасно забулькало и заклокотало. Вот откуда взялось его прозвище; а сам себя он всегда именовал «моя прелесть».
    Услыхав этот шепот и увидев во мраке огромные светящиеся глаза, хоббит едва не лишился чувств.
    — Ты кто? — пропищал он, выставляя перед собой кинжал.
    — Пусссть он сначала скажет, кто он такой, моя прелесссть, — прошипел Голлум. У него была такая манера — разговаривая, обращаться только к себе, словно никого другого и вовсе не существовало. Бильбо повезло, что Голлум был не слишком голоден: как следует проголодавшись, тот сперва душил свою жертву, а уж потом начинал задавать вопросы.
    — Бильбо Торбинс, к вашим услугам. Я потерял гномов и мага, сбился с дороги, заблудился, не знаю, куда попал, да и знать не желаю — мне бы только выбраться отсюда!..
    — А что это у него в руке, моя прелесссть? — полюбопытствовал Голлум, неодобрительно поглядывая на меч.
    — Клинок из Гондолина, — ответил хоббит.
    — Шшш… — Голлум сделался ужасно вежливым. — Может, поболтаем с ним, моя прелесссть? Может, он любит загадки и сыграет с нами?


    Дружелюбие Голлума было притворным — он всего лишь тянул время, надеясь вызнать, давно ли Бильбо отбился от своих спутников и умеет ли драться мечом. А игра в загадки была единственным развлечением Голлума — он играл в нее еще со своими друзьями, в те времена, когда были у него друзья, когда он еще не боялся света и жил не под землей.
    — Конечно, сыграет. — Бильбо тоже решил не торопить события. Кто ее знает, эту тварь: откажешься, а она обидится и накинется… — Вы первый, — прибавил он, ибо с ходу на ум загадки не шли.
     
    MonaMeowДата: Понедельник, 25.06.2012, 17:47 | Сообщение # 15
    Мастер
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 126
    Награды: 44
    Статус: Offline



    Маргарет Митчелл
    "Унесённые ветром"

    Глава 2


    ...Она смотрела на вьющуюся по склону холма дорогу, багрово-красную после утреннего дождя, и мысленно прослеживала ее всю, вплоть до илистой поймы ленивой реки Флинт, и дальше вверх по холму до Двенадцати Дубов — усадьбы Эшли. Теперь в ее глазах эта дорога имела только одно значение — она вела к Эшли, к красивому дому с белыми колоннами, венчавшему холм наподобие греческого храма.
    «Ах, Эшли, Эшли!» — беззвучно воскликнула она, и сердце ее заколотилось еще сильнее.




    Холодное, тревожное предчувствие беды, не перестававшее терзать ее с той минуты, как близнецы принесли страшную весть, вдруг ушло куда-то в глубь сознания, будучи вытеснено уже знакомы лихорадочным жаром, томившим ее на протяжении последних дух лет.
    Теперь ей казалось странным, что Эшли, вместе с которым она росла, никогда Прежде не привлекал к себе ее внимания. Он появлялся и исчезал, ни на минуту не занимая собой ее мыслей. И так было до того памятного дня, два года назад, когда он, возвратясь домой пойле своего трехгодичного путешествия по Европе, приехал к ним с визитом, и она полюбила его. Вот так вдруг полюбила, и все!
    Она стояла на ступеньках крыльца, а он — в сером костюме из тонкого блестящего сукна, с широким черным галстуком, подчеркивавшим белизну его плоеной сорочки, — внезапно появился на подъездной аллее верхом на лошади. Она помнила все до мельчайших деталей: блеск его сапог, камею с головой медузы в булавке, которой был заколот галстук, широкополую панаму, стремительным жестом снятую с головы, как только он увидел ее, Скарлетт. Он спешился, бросил поводья негритенку и стал, глядя на нее; солнце играло в его белокурых волосах, превращая их в серебряный шлем, и его мечтательные серые глаза улыбались ей. Он сказал: «О, вы стали совсем взрослой, Скарлетт!» И, легко взбежав по ступенькам, поцеловал ей руку. Ах, этот голос! Никогда не забыть ей, как забилось ее сердце при звуках этого медлительного, глубокого, певучего, как музыка, голоса. Так забилось» словно она слышала его впервые.




    И в этот самый миг в ней вспыхнуло желание. Она захотела, чтобы он принадлежал ей, захотела не рассуждая, так же естественно и просто, как хотела иметь еду, чтобы утолять голод, лошадь, чтобы скакать верхом, мягкую постель, чтобы на ней покоиться.
    Два года он сопровождал ее на балы и на теннисные матчи, на рыбную ловлю и на пикники, разъезжал с ней по всей округе, хотя и не столь часто, как братья-близнецы Тарлтоны или Кейд Калверт, и не был столь назойлив, как братья Фонтейны, и все же ни одна неделя не проходила без того, чтобы Эшли Уилкс не появился в поместье Тара...




    Сообщение отредактировал LinaSilvia - Понедельник, 25.06.2012, 18:28
     
    dominoshkoДата: Понедельник, 25.06.2012, 21:27 | Сообщение # 16
    Начинающий
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 3
    Награды: 3
    Статус: Offline



    Астрид Линдгрен
    "Рони, дочь разбойника"

    И они отправились в путь. Туман обступил их со всех сторон, они шли молча, на расстоянии натянутого ремня друг от друга, как велела Рони. Главное было не потерять тропинку – один неверный шаг, и собьешься с пути, – это Рони знала, но она все равно не боялась.
    Руками и ногами определяла она, где тропа, – камни, стволы деревьев и кусты служили ей дорожными знаками. Шла она медленно, но все равно успеет добраться до замка прежде, чем Ловиса запоет Волчью песню. А вообще-то, чего бояться?
    И все же более странного леса она никогда не видела. Казалось, вся жизнь тут замерла, как-то угасла, и Рони вдруг стало не по себе. Неужели это ее лес, который она знает как свои пять пальцев и так любит? Почему сегодня тут так тихо и так страшно? Что скрыто за всеми этими завесами тумана? Она чувствовала, что там таится что-то неведомое и опасное, но не понимала, что именно, и это пугало ее.
    «Скоро я приду домой, – думала она, чтобы себя успокоить. – Скоро я лягу в постель и буду слушать, как поет Ловиса Волчью песню».



    Но мысль эта почему-то не успокаивала Рони. Страх все больше охватывал ее, и в конце концов ей стало так жутко, как еще никогда в жизни. Ей хотелось окликнуть Бирка, но она смогла издать лишь тихий, еле слышный писк, такой жалобный, что у нее даже сердце ёкнуло.
    «Уж не схожу ли я с ума, – подумала она, – неужели мне пришел конец?»
    И тут из глухой глубины тумана раздались негромкие, нежные звуки. Постепенно они слились в песню, и песня эта была прекрасной. Никогда еще Рони не слышала ничего похожего на это пение. Волшебное пение, и лес разом наполнился чарующей мелодией! Ее страхи тут же развеялись, она успокоилась, остановилась и замерла, поддавшись очарованию минуты. Многоголосый хор, казалось, манил ее. Да, она чувствовала, что неведомые певцы зовут ее к себе, требуют, чтобы она сошла с тропинки и побежала к ним сквозь туман.
    Все громче и громче становилось это странное пение, и сердце Рони трепетало так сладостно, что она просто-напросто забыла, что ее ждут дома и что Ловиса скоро запоет свою вечернюю Волчью песнь. Она забыла обо всем и желала сейчас только одного – идти к тем, кто звал ее из тумана.
    – Я иду, иду!… – крикнула Рони и сошла с тропинки.
    Но не успела она сделать и несколько шагов в сторону, как Бирк резко дернул ремень, причем так сильно, что сбил ее с ног.
    – Ты куда?! – заорал он не своим голосом. – Если ты пойдешь к подземной нечисти, тебе конец! Сама знаешь!


    Подземная нечисть, да, она слыхала о ней. Она знала, что только в туман выползают эти твари из своих темных глубин, но никогда еще не видела ни одной из них. А теперь Рони была готова бежать по их зову куда угодно и даже навсегда остаться под землей, лишь бы всю жизнь слушать это чудное пение.
    – Иду, иду! – снова крикнула она и поднялась.
    Но Бирк был уже рядом и схватил ее за плечи.
    – Пусти!… – стала отбиваться Рони. – Пусти, слышишь!
    Бирк крепко держал ее.
    – Не дури! – говорил он. – Не губи себя!
    Но она не слышала его. Пение подземной нечисти, от которой гудел лес, неудержимо, словно магнитом, притягивало ее.
    – Иду, иду! – крикнула она в третий раз и стала бороться с Бирком, чтобы вырваться из его рук.
    Она била его по рукам, царапалась, кричала, плакала, умоляла отпустить ее и в конце концов укусила его в щеку, но он все равно крепко держал ее за плечи.
    Долго держал. Вдруг туман стал рассеиваться так же быстро, как и опустился. И пение тут же умолкло. Рони будто очнулась от глубокого сна. Она увидела тропинку, которая вела домой, и красное солнце, заходящее за гору. И Бирка. Он стоял совсем рядом.
    – Я же тебе велела держаться на расстоянии этого ремешка, – сказала Рони и, заметив кровь на его щеке, спросила: – Тебя, что, лисица тяпнула, да?
    Он не ответил, смотал ремешок и протянул ей.



    – Спасибо. Теперь я сам найду дорогу в башню Борки.
    Рони исподлобья уставилась на него. Но снова разозлиться не смогла, а почему, сама не знала.
    – Ну и катись отсюда! – сказала она без злобы и убежала.


     
    Форум » Всяко-разно » Архив » Конкурс "Отрывок из книги"
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:


    Запрещено копирование и публикация любых материалов сайта на другие порталы
    без письменного разрешения администрации и указания ссылки на sims-new.my1.ru
    Сайт никак не связан с Electronic Arts Inc
    © 2010-2022 sims-new.my1.ru
    Хостинг от uCoz